Торговые войны, или Эпоха большой нелюбви

Торговые войны, или Эпоха большой нелюбви
Страновые PMI все более уверенно указывают, что пик деловой активности в промышленности пройден в середине этого года: свои максимумы данные индикаторы по большинству ключевых стран прошли еще в самом начале года. В КНР деловая активность стала спадать к осени, реагируя на эскалацию торгового конфликта, инициируемого США. Лишь деловая активность в США, благодаря сочетанию масштабных налоговых льгот, реализованных администрацией Д. Трампа, и циклически сильной инерции роста, остается крайне высокой. Средние значения промышленных PMI за квартал начинают снижаться (а по США – не растут) как в развитых странах, так и развивающихся экономиках, указывая на все более явные риски торможения роста ВВП, причем достаточно согласованного. Пока это укладывается в сценарий сдержанного охлаждения: лишь отдельные страны с развивающейся экономикой испытывали серьезные кризис, причем их доля в мировой ВВП и мировой торговле не очень высока. Европа и КНР пока демонстрируют лишь постепенное торможение роста. США, напротив, проходят его пик.

Сила американской экономики и деловая активность в секторе услуг, в большинстве стран остающаяся высокой, способны до конца года сдерживать потерю мировой экономикой импульса к росту. Однако ослабевающий эффект налоговой реформы в США и фаза "торговых войн" заставляют нас смотреть весьма консервативно на перспективы мировой экономики в следующем году.

"Торговая война" США – ключевой риск глобальному росту

США продолжают последовательно реализовывать протекционистскую политику, стремясь сделать условия внешней торговли "более справедливыми". После апрельского введения пошлин на импорт стали и алюминия, затронувших большинство стран (впоследствии отчасти смягченных для отдельных торговых партнеров США), страна сконцентрировалась на "торговой войне" c Китаем*, отложив (на время?) меры по автосектору и пойдя на достаточно мягкое торговое соглашение с Мексикой и Канадой (сентябрь).

На текущий момент объем товаров из Китая, подпадающий под пошлины, уже составляет 250 млрд долл. Китай, осуществляя ответные меры, обложил пошлинами большую часть американского импорта.

Стороны сохраняют жесткую риторику: администрация Трампа угрожает обложить пошлинами весь китайский импорт, а Китай, поскольку объем американского импорта значительно меньше потока товаров из Китая в США, заявил, что готов "осуществить принятие иных мер" (возможно, мер, направленных на ослабление юаня).

Помимо торговых трений с Китаем, США имеют претензии к ряду других стран: пошлины на импорт стали и алюминия актуальны практически для всех, и США периодически отмечает возможность введения санкций на автомобили из ЕС.

МВФ оценивает последствия реализации текущих торговых ограничений для самих США в 0,3% ВВП. Повышение пошлин до 25% на весь импорт из Китая может привести к снижению американского ВВП на 0,6%, а в случае введения импортных пошлин на глобальный автосектор эффект составит 0,9%. Для Китая негативный эффект в данных трех сценариях составит 0,3%, 0,55% и 0,6% ВВП соответственно. Мы опасаемся, что МВФ недооценивает влияние развития конфликта как для США, находящихся на пике роста, так и для КНР.

Хронология санкционной войны

Действия США

Ответ Китая

Апрель. Введение повышенных пошлин на импорт стали (25%) и алюминия (10%).

Апрель. Пошлины на импорт 128 товаров из США, общей суммой в 2,7 млрд долл. (в основном, фрукты и свинина)

Июль-август. Повышение импортных пошлин на китайские товары объемом 50 млрд долл./год на 25%

Июль-август. Пошлины на импорт из США товаров на соразмерную сумму (сельское хозяйство, морепродукты, автомобили)

Сентябрь. Повышение импортных пошлин на китайские товары объемом 200 млрд долл./год (большой объем потребительских товаров) на 10%

Сентябрь. Пошлины (в 5% или 10%) на импорт американских товаров на 60 млрд долл. (практически весь американский импорт)

Угрозы

Повышение с 1 января 2019 г. размера предыдущих импортных пошлин (на 200 млрд долл.) с 10% до 25%

Предупреждение о возможности "осуществить принятие иных мер" (возможно, направленных на ослабление китайской валюты) / увеличение ставки таможенных пошлин

Повышение импортных пошлин на китайские товары объемом 267 млрд долл./год

* В 2017 г. импорт товаров из Китая в США составлял 506 млрд долл., импорт из США в Китай – 130 млрд долл.

Экономика США по-прежнему сильна

ВВП США во втором квартале ускорился до 4,2% (анн., кв/кв), а в годовом сопоставлении достиг 2,9%. Основным драйвером стало потребление, чему способствовали налоговые реформы президента США Д. Трампа, рост цен на энергоносители и фаза согласованного роста мировой экономики, обеспечившие сильное состояние рынка труда. Помогла росту и фаза некоторого ослабления доллара в начале года, способствовавшая во 2 кв. сильному ускорению экспорта.

Мы по-прежнему склонны оценивать текущую фазу роста экономики США как "зрелую": видим ограниченный потенциал ускорения ВВП из-за спада инвестактивности (в прошлом квартале компонента показала снижение в поквартальной динамике впервые с 3кв2016 г.), нормализации торгового баланса, и пиковой динамики потребления, развитию которой будут препятствовать высокая база, инфляционный характер "торговой войны" и ужесточение политики ФРС, способствующее крепкому доллару.

ВВП США, потребление и инвестиции (в реал. выражении)

Источник: Reuters, PSB Research&Strategy

Мы понижаем целевой диапазон по росту ВВП на 3 квартал до 2,9-3,1% г/г. Учитывая текущие сильные экономические характеристики США, ждем перехода к плавному торможению ВВП страны с 4 кв. (повышая цель на 2018 г. по ВВП до 2,6% г/г), с перспективой ухода на более низкую траекторию (с умеренным риском стагнации) - в 2019 г.

Сильная экономика способствует ускорению импорта

Источник: Reuters, PSB Research&Strategy

Фаза экономического роста в США способствует сохранению высокого спроса на труд: в сентябре уровень безработицы в США опустился до 3,7%, обновив минимумы с конца 70-х годов, а процент частично занятых – ушел к минимумам, наблюдаемым на пике предыдущего экономического цикла (3,4%-3,8%). Уровень вовлеченности в рабочую силу, однако, попрежнему остается стабильным с конца прошлого года, но невысок по циклическим меркам (примерно на 3% ниже уровней 2002-2008 гг.): высокая доля сектора услуг и НТП, по нашему мнению, ограничивают потенциал укрепления рынка труда в рамках текущего цикла, рост средних зарплат в экономике и, как следствие, инфляционные процессы. Но динамика оплаты труда в США и стабильность реальных ипотечных ставок способствуют восстановлению инфляционного фона, хотя более крепкий доллар позволяет нам чуть снизить ориентир по ИПЦ на конец года, до 3,2%-3,5% г/г.

От базового ИПК ждем движения к 2,5% г/г. Отметим, что более уверенный рост цен на энергоносители, а также фаза "торговых войн", - следствия политики Президента США Д. Трампа, - заставляют опасаться затягивания фазы ускорения инфляции в 2019 г.скачать dle 11.3
Добавить комментарий

2017-2018 RSM-Ural.org Отдельные публикации могут содержать информацию, взятую из открытого доступа.